Народный артист СССР Донатас Банионис был тайным осведомителем КГБ и по заданию чекистов работал с литовской эмиграцией.

Об этом сообщил недавно Центр по исследованию геноцида и сопротивления жителей Литвы. Почему сообщение появилось именно сейчас? Все просто: Центр завершил работу по выявлению и обнародованию имен бывших агентов КГБ в республике. Установили 1700 человек. Банионис — последний в списке.

Как советские спецслужбы работали в Литве. Исторический экскурс Леонида Млечина

Назван оперативный псевдоним Баниониса — «Бронюс». Известна дата вербовки: 1970-й («для использования в наших мероприятиях в борьбе с идеологическими диверсиями противника»). И время исключения из агентурной сети: 1974-й (в тот год Баниониса избрали депутатом Верховного совета Литвы). Нет собственноручно написанного им обязательства работать на комитет. Нет самих донесений. Только запись в секретном журнале регистрации личных дел и справка паневежского горотдела КГБ: агент, находясь в США, «установил контакты с некоторыми литовскими эмигрантами, которые нас интересовали, и представил их характеристику».

В нашей стране это сообщение, похоже, мало кого удивило. Ведь Донатас Банионис блистательно исполнил главную роль в классическом фильме о советских разведчиках — «Мертвый сезон». Он вспоминал, как в 2001 году его специально включили в правительственную делегацию Литвы, которая ехала в Москву, и как в Кремле президент страны Валдас Адамкус представлял Путину членов делегации. Владимир Владимирович уважительно заметил, что Баниониса ему представлять не надо: «Вы — мой "крестный отец"»! И рассказал, что пошел в разведку, посмотрев школьником «Мертвый сезон».

При этом, однако, Донатас Банионис чудесно сыграл и врага советской власти в столь же популярном некогда фильме — «Операция "Трест"». И еще лучше — человека, оказавшегося между молотом и наковальней, в прекрасной ленте Витаутаса Жалакявичюса «Никто не хотел умирать» о трагедии послевоенной Литвы. Да, в советские времена Баниониса сделали членом ЦК компартии Литвы и депутатом Верховного совета республики. Но был ли он советским человеком?

Он начал играть в театре еще в независимой Литве. Летом 1940 года пришла Красная армия. Через год Литву оккупировал вермахт. В 1944-м советская власть вернулась. На склоне лет Банионис еще застал возвращение независимости. Так вот, когда читаешь его воспоминания, возникает ощущение, что спокойнее всего работалось при немцах — те не лезли в театральные дела...

Мы с литовцами много десятилетий жили в одной стране. Но плохо представляем себе их жизнь...

Народный артист СССР Донатас Банионис

Сюрпризы агентурной картотеки

Первым распознали агента по прозвищу Юозас. Неприятное открытие: осведомителем КГБ оказался Виргилиюс-Юозас Чепайтис, один из лидеров движения за независимость Литвы, председатель парламентской комиссии по гражданским правам и национальным вопросам, главный инквизитор, посвятивший себя поиску скрытых агентов Москвы. Ему пришлось уйти из парламента.

Следующей жертвой стала «янтарная леди» — обаятельная женщина, которая была символом независимой республики, премьер-министр Литвы Казимера-Дануте Прунскене. Правительственная газета «Летувос айдас» поместила факсимиле подписки о сотрудничестве:

«Я, Прунскене Казимера-Дануте Прано, согласна помогать органам государственной безопасности решать некоторые интересующие их вопросы. Все, что мне в связи с этим будет известно, обещаю хранить в строгой тайне. Документы буду подписывать именем "Шатрия"».

В советское время Прунскене работала в Институте экономики сельского хозяйства, затем возглавила Институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов народного хозяйства. Она не отрицала, что приходилось иметь дело с КГБ:

— В определенных обстоятельствах контакт с КГБ был неизбежен. Это было связано с моей длительной заграничной командировкой. Если бы я не собиралась писать докторскую диссертацию, да еще и на основе западного опыта, моя дорога вряд ли бы пересеклась с людьми из КГБ.

Все знали, что нелады с КГБ могут разрушить карьеру, лишить возможности ездить за границу. Личные отношения с сотрудниками госбезопасности создавали некий запас прочности. «Это было просто неизбежно»,— вздыхала потом Прунскене. Попала в ловушку.

Но в ловушку попадали только те, кто этого хотел, кому приманка была важнее всего остального, кто ради карьеры и в агенты шел. Выявление настроений в среде национальной интеллигенции в республиках и целенаправленное влияние на них было одним из приоритетов КГБ. Тем более в Литве — республике, считавшейся ненадежной, с сильными националистическими настроениями. И молодой доктор наук Казимера Прунскене, чей характер, воля, умение ладить с людьми помогли ей делать карьеру, и переводчик Виргилиюс Чепайтис, вращавшийся в интеллигентских кругах с полудиссидентскими настроениями, были интересны Комитету госбезопасности.

КГБ Литвы ставил задачу перед оперативным составом: «Принять меры к укреплению агентурного аппарата за счет новых вербовок агентуры из числа научной, творческой и медицинской интеллигенции, преподавателей. С этой целью подготовить и провести вербовки новых агентов: в Академии наук, в издательствах художественной, политической и научной литературы, в киностудии, из числа писателей и художников». Выступая на совещании в КГБ Литвы, хозяин республики Снечкус объяснял чекистам:

— Необходимо раскалывать литовскую эмиграцию, привлекать ее на свою сторону, вносить колебание в ее ряды. Это надо делать путем контрпропаганды, туристических поездок. Правильно товарищи говорили, что нужно лучше отбирать туристов.

Для контактов с эмиграцией понадобился и популярный актер Донатас Банионис, которому после возвращения из загранкомандировки приходилось писать отчет о том, как он рассказывал эмигрантам об успехах Советской Литвы. Он жил в городе Паневежисе, где играл в драматическом театре. В паневежском горотделе КГБ служило полтора десятка оперработников. Работали они в основном «по пятой линии» — «противодействовали идеологически враждебному влиянию»: следили за «националистами» и духовенством, выявляли связи паневежцев с иностранцами.

Донатас Банионис в роли разведчика Константина Ладейникова ("Мёртвый сезон", 1968 год)

Чепайтис уверял, что встречался с сотрудниками госбезопасности и писал им записки только ради того, чтобы КГБ правильно информировал Москву о происходящем в республике. Он, верно, воображал, что беседует с сотрудниками КГБ на равных, и работавшие с ним чекисты наверняка поддерживали в нем это убеждение. Демонстрировали глубокий интерес к национальному возрождению:

— Вам нужно информировать Москву о процессах в республике. Помочь вам можем только мы. Передайте через нас то, что вы хотели бы сказать политбюро. А без нашего содействия вас задавят...

Традиционный вербовочный прием, которому будущих сотрудников специальных служб учат в закрытых учебных заведениях. Все это походило скорее на дружескую беседу с приятными и обходительными людьми, которые интересовались здоровьем, домашними делами, не забывали поздравлять с праздниками и не упускали случая сделать подарок. Но, вернувшись в служебный кабинет, оперативный работник писал подробный рапорт, который начинался словами: «Источник такой-то сообщил...»...

...Ранней осенью 1988 года я проехал по всей Прибалтике и был потрясен увиденным: Литва, Латвия и Эстония бурлили и требовали независимости, а в Москве об этом и не подозревали. Местные партийные работники и даже сотрудники республиканских КГБ присоединялись к национальным движениям. Когда я прочитал в эстонской газете сообщение о том, что горотдел КГБ в Тарту в полном составе поддерживает Народный фронт, стало ясно: балтийские республики фактически уже ушли из СССР.

Мой главный редактор, съездив в ЦК, сказал:

— Твои статьи положили на стол Горбачеву.

Хорошо помню, что я тогда подумал: неужели руководство страны о происходящем в Прибалтике от меня узнало?

В позднесоветское время система территориальных органов госбезопасности охватила всю страну — чекисты обосновались даже в практически необитаемых районах, где не только иностранных шпионов, но и собственных граждан практически не было. Начальник крупного областного управления в своем кругу сокрушался:

— В такой области хоть бы один шпион попался!

Мощный аппарат КГБ пронизывал все структуры экономики и общественной жизни. В каждом министерстве, ведомстве, научном и учебном заведении сидели офицеры действующего резерва. Гигантский механизм создавал ощущение полного контроля над страной. Работу оценивали по количественным показателям: наличие дел оперативного учета по шпионажу, по измене Родине, по антисоветской агитации и пропаганде...

— Не пойдешь в отпуск,— предупреждал начальник опера,— пока не заведешь дело по шпионажу.

И заводили, то есть придумывали.

Не было главного — привычки и умения анализировать реальное положение дел в стране. Докладывали то, что начальство желало слышать. Поэтому все, что происходило в перестроечные годы, оказалось сюрпризом для комитета. Ни предугадать ход событий, ни помочь руководству страны не могли! А настроения в национальных республиках не понимали. И выяснилось, что чекистский аппарат — вовсе не монолит: интересы своей республики важнее верности Москве.

Когда в январе 1991 года попытались силой установить контроль над Вильнюсом, сотрудников КГБ Литвы даже не предупредили о готовящейся чекистско-войсковой операции — республиканскому комитету не доверяли. Люди погибли, а операция провалилась... Присланный из России первый зампред КГБ Литвы генерал Станислав Цаплин назвал штурм телебашни «глупостью». Высоко ценимый в Москве председатель комитета, молодой генерал Ромуальдас Марцинкус сдал дела. Человек 70 литовских чекистов в знак протеста сразу уволились из КГБ.

А что они умели? На конспиративной квартире инструктировать Донатаса Баниониса, как ему вести себя во время поездки в Америку, чтобы помочь комитету «обезоружить» самых опасных врагов советской власти — престарелых литовских эмигрантов...

Леонид Млечин

Читать полностью

Фото - фотоархив журнала "Огонёк"

4 в прошлом месяце

3 в этом месяце

Места

Другие статьи по теме

11 января 2018

Из Даугавпилса в Вильнюс - на поезде

22 мая 2017

Биржай. Не хлопайте громко дверью!

11 мая 2017

Вильнюс. Кто и как продвигает город?

20 февраля 2017

Эстония или Россия. Где пенсионеру жить хорошо?

10 июня 2015

ЕС "продавливает" квоту на беженцев для Латвии

02 февраля 2015

Что ждет посетителей "Balttour 2015"

Лучшие статьи

11 сентября 2018

В Латвии заработал первый автомат по продаже ювелирных украшений

17 сентября 2018

Набережная Риги 100 лет назад (фото)

06 сентября 2018

Не все коворкинги одинаково полезны...

12 сентября 2018

Самолеты в Латвии назовут в честь городов страны

25 августа 2018

Riga Food 2018 расскажет о здоровых привычках

10 сентября 2018

Центральный рынок Риги - что будет после реконструкции (фото)

© 2002–2015 Meeting.lv – Туризм и отдых в Риге, Латвии, Прибалтике. Использование материалов Meeting.lv возможно только с разрешения администрации портала и только при наличии активной ссылки на источник.