Бункеры, полигоны - советский след в Латвии


На территории бывшей ЛССР находилось более 1000 военных частей, где размещалось около 600 объектов, а общая площадь военных баз превышала 10% от территории ЛССР. Сейчас, путешествуя по Латвии, можно встретить много интересных бывших военных строений и объектов.


Рижское метро - история создания

Еще один интересный проект - наследие от СССР - проект Рижского метро. Правда, его так и не воплотили в жизнь - метро в Риге - нет.

О строительстве в Риге метро заговорили в конце 70-ых. Был разработан проект и строительство должно было начаться в 1990 году. Однако ему не было суждено реализоваться.


Первоначально в городе, не имевшем миллионной численности населения (на тот момент - 900 тыс.), согласно строительной политике СССР, строить метро не планировалось. Обсуждался проект скоростного трамвая с подземными туннелями в центре. Впрочем, в Москве сделали исключение и в 1989 году появился проект метро, предполагавший три ветки. Первый участок планировалось открыть в 2000-2002 году.

Градостроительный план с системой линий метро (1986)

В 80-е даже начались подготовительные работы - была заложена стройплощадка на улице Граниту и разработаны проекты сноса зданий. Однако дальше дело не двинулось, т.к. строительство метро вызвало волну критики. В качестве аргументов против назывались экономическая нецелесообразность, неподходящие геологические условия, уничтожение исторической застройки, абсолютное неучитывание потребностей инвалидов и пр. В результате проект свернули.

Визуализация станции "Узварас" под одноименным бульваром

Впрочем, в начале 2000-х, идея строительства метро снова была актуализирована Раймондом Паулсом, который в тот момент был депутатом сейма. Но снова так ни к чему не привела.

Один из вариантов интерьера станции "Центральная"

Проект интерьера станции "Аврора" (Агенскалнс)

Проект интерьера станции "Даугава" (Узварас)

Проект интерьера станции "Райниса" (Видземский рынок)

Проект интерьера станции "ВЭФ"

Один из вариантов интерьера станции "Засулаукс"

Фото: Wikipedia

Сталинский след в архитектуре Риги

Рига один из самых «несоветских» по архитектуре городов, входивших, когда то в СССР. Если иностранцы чуть-ли не с лупой ищут следы присутствия здесь «великого и ужасного» коммунизма, то бывшие советские граждане вздыхают с облегчением и затаенной завистью – «какая, все-таки, Рига нетипичная».


Облик исторического центра сохранился практически неизменным с начала 20-го века, что позволяет прекрасно ориентироваться по картам и открыткам вековой давности. Почему так получилось? Первая волна великих сталинских реконструкций 30-х годов «перепахавшая» облик Москвы, и других городов СССР, естественно обошла стороной Ригу, поскольку Латвия в те годы в СССР не входила.


А после войны, было уже «не до жиру», - надо было восстанавливать сотни, тысячи разрушенных войной городов, и трогать практически целехонький центр города, чтобы что-то в нем переустроить на новый лад, было бы непозволительным расточительством.


Но конечно Рига, продолжала развиваться и строиться, местами восстанавливаться (т.к. разрушения все-таки были) и тут уже «сталинская» архитектура сказала свое слово.

Например, набережные. Свежий гранит поспел уже к 1949 году. Тут особых архитектурных дискуссий не требовалось: что нового изобретёшь в оформлении речных берегов? С ними даже современные латвийские власти не стали бороться: левобережье до сих пор украшают «серпасто-молоткастые» решётки. Просто со стороны реки они сделаны светоотражающими, и менять их нет никакой выгоды.

Гораздо сложнее было угодить с Городской площадью — так теперь политкорректно называлась бывшая Ратушная. Снаряды её существенно расширили, превратив в отличное поле для фантазии. Ещё до войны Улманис убрал кварталы на месте современной площади Стрелков, теперь же не было и преград в качестве снесённого в 1948-ом Дома Черноголовых и Ратуши, взорванной в 1954-ом. Задумки авторов рисовали и дома горисполкома, и городскую библиотеку, и обелиски да конные статуи — а в итоге появились лишь несколько домов у Петровской церкви, да Высшая партийная школа, достраивавшаяся уже как Политехникум.



Да и тот получился проще первоначального проекта. Цитируя «Правду» от 10 ноября 1955 года, «Центральный Комитет КПСС и Совет Министров Союза ССР постановляют: 1. Обязать <…> широко внедрять в строительство типовые проекты, смелее осваивать передовые достижения отечественного и зарубежного строительства, вести повседневную непримиримую борьбу с проявлениями формализма в архитектуре и с излишествами в проектировании и строительстве». Борьба с излишествами решительно вычеркнула башенки да фасады, полные лепнины. Порой менялись даже дома, строительство которых уже шло. Так можно вычислить, до или после 1955-го спроектировано то или иное здание.

Но это было не сразу. Ещё успели появиться грандиозные проекты площади Республики — равно как и это название. Республиканские власти желали устроиться в соответствующих статусу зданиях, а рядом устроить площадь для демонстраций да парадов. Идеально подходила бывшая Цитадель, район возле нынешнего «Ave Sol»-а – кстати, храм, а тогда просто склад, тоже входил в планы далеко не всех проектировщиков. Впрочем, свободных красивых зданий после национализации хватало, и проекты отправились «на полку». Эта местность ещё долгое время будоражила умы градостроителей, да так ничего до конца и не было реализовано.

Успели появиться и более удачливые проекты, достигшие воплощения в камне. На месте разрушенных домов, в том числе лучшего довоенного отеля «Рим», выросла гостиница «Рига». Та тоже стала самой репрезентабельной в городе – как следствие, при последующих ремонтах из неё вынули несметное количество подслушивающей аппаратуры. Положительными следствиями оказались в числе прочих интересные интерьеры ресторанов, увы, не все сохранившиеся.

Интересно, что первоначальный вариант был ещё параднее — но настолько монументальную десятиэтажку оказалось совсем сложно представить на этом месте. Даже самые склонные к имперской парадности архитекторы признавали её уничижающий масштаб.

Оконченная в 1953-ем, она ещё изобиловала украшениями, частично снятыми в восьмидесятых. Когда архитектор Арвидс Миезис согласовывал проект в Первопрестольной, фасады не были одобрены — корифея довоенной рижской архитектуры Сергея Антонова пригласили их дорисовать. Три десятилетия спустя случилось обратное: обелиски и прочие «архитектурные излишества» у самой крыши, ещё видимые на этой фотографии 1964 года, без всякой жалости уничтожили.

Другой дом, мало похожий на первоначальную задумку — Дворец культуры ВЭФ. Правда, в его случае гораздо сложнее сказать, что же помпезнее — проект или реализация. Так или иначе, ДК такого предприятия не мог быть проще, пусть и достраивался он уже в 1960-ом, десятилетие после начала возведения.

Дворец и поныне «несёт свет в массы». В его стенах поселились многие кружки, музей истории ВЭФа, а также новообразованный Рижский ТЮЗ. Поклонников архитектуры наверняка заинтересуют его интерьеры, сохранившиеся вполне неплохо.

Всё же выросли и здания, похожие на свои изначальные проекты. Одним из них стала высотка Дома Колхозников. Сельчане накопили деньги и решили построить себе домик в сердце республики. На месте Гостиного двора, старинного деревянного «супермаркета», нашлось подходящее место, и можно было приступать — в 1951-ом. В высотке должны были располагаться лектории, лаборатории, конференц-залы, гостиница; напротив оставалась стоянка для сельского транспорта. По словам энциклопедии «Рига», там «впервые в практике высотного строительства в СССР применены сборные железобетонные конструкции»; другой конструктивной особенностью был центральный корпус, поднятый на 15 сантиметров: рассчитывалось проседание, которое пока так и не случилось. Лучшие ремесленники Латвии трудились над оформлением фасадов и интерьеров. 12 марта 1957 года крестьян ждало разочарование: дом неожиданно отдали Академии наук, а конференц-зал – филармонии.


Перестройка потеснила и учёных, которые теперь соседствуют с различными фирмами. Таким образом, доступ внутрь здания стал гораздо легче. На верхнинх этажах открылась смотровая площадка, с которой отлично виден город. А пока в городе, приглядитесь к самой высотке – ведь в мире таких только девять, из которых семь расположены в Москве, одна в Варшаве, и одна – у нас.

Другим незаслуженно забытым следом тех лет остаётся аэровокзал «Спилве». Это сейчас он на пенсии и используется лишь авиалюбителями, а тогда именно здесь советские граждане получали первое впечатление о Риге. «Высота здания всего 17 метров. Близость аэродрома не позволила строить более высокие здания, поскольку это ухудшило бы возможности взлёта и посадки самолётов, но восемь могучих колонн, высокие окна над входом и небольшая смотровая площадка зрительно придаёт зданию большую высоту, чем на самом деле,» — отмечалось при открытии в мае 1954-го. Пришлось стараться при оформлении интерьера: выразительные панно с ещё непостроенными зданиями, искусные китайские ковры, маленькие гроты!

Сейчас в здании идёт ремонт, так что остаётся довольствоваться фасадами. И надеятся, что столь уникальный объект не пропадёт, несмотря ни на скудное финансирование, ни на удалённость от туристических маршрутов.

Школы, жилые дома, спортивные сооружения, заводы и прочие дома росли вместе с остальным народным хозяйством. Соответственно, вырос и комплекс Выставки достижений народного хозяйства в Межапарке, вместе с Большой эстрадой. Как известно, советская власть благосклонно относилась к Праздникам песни, а до тех пор они каждый раз проходили на временных эстрадах; Улманис собирался строить постоянную, да не успел. Наконец, в 1955 году открылась Большая эстрада Межапарка на 15 000 исполнителей и вдвое больше – слушателей. В те же годы был обновлён весь окружающий лесопарк, только с тех времён мало сохранилось. Сейчас на Большой эстраде ремонт, обещающий к летнему празднику песни привести её в порядок; впрочем, она вполне доступна для осмотра.

Наряду появлялись и достаточно утилитарные объекты. Например, Октябрьский мост, ныне названный Каменным. Старый Понтонный мост давно не устраивал город уж хотя бы тем, что его следовало часто убирать — во время ледохода, зимой. Да и несолидно выглядел как-то. В 1957 году открылась современная переправа через Даугаву. Что интересно, по старой привычке, исходя из которой все рижские мосты делались разводными, и у этого была подъёмная часть. Место стыка и поныне видно у правого берега, только никто не припомнит, чтобы эта особенность использовалась.


Другим важным техническим приобретением Риги тех лет стала телевышка в Агенскалнсе. В 1951-ом в Москве нашли лишний американский передатчик фирмы «Dumount TV», который министр связи Александров решил подарить Риге; остальную аппаратуру сделали уже в Риге и Ленинграде, и 6 ноября 1954-го состоялась первая трансляция. Показывали «Возвращение с победой». Но тогда антенна ещё стояла на крыше — семидесятиметровая вышка во дворе поспела весной следующего года. По странной логике, красили её уже верхолазы по окончанию монтажа.

Мы привыкли определять архитектуру тех лет словосочетаниями «Сталинский ампир» или «Сталинское барокко», а в этой статье об Иосифе Виссарионовиче не было ещё ни слова — как же это? Восстанавливая справедливость, упомяну. Памятник Вождю народов должен был встать на Эспланаде.

Уже были готовы и гранитные бордюры, и фонари, и фонтаны — а тут вдруг развенчали культ личности, и чуть погодя на месте Сталина оказался Райнис. Самого же Вождя, которого ваяли в молочном павильоне рынка, сначала бросили в подвал, а потом, по слухам, закопали где-то возле крематория. А архитектура осталась.

За редкими исключениями, упомянутые здания до сих пор целы и используются. Увы, недавно мы потеряли совсем небольшой памятник той эпохе – дом речного пароходства на Кипсале. Тот пал жертвой новой жилой высотки „Da Vinci”...

Артур Рейлян, автор сайта по истории Риги, специально для Meeting.lv

Интересные посты

© 2002–2015 Meeting.lv – Туризм и отдых в Риге, Латвии, Прибалтике. Использование материалов Meeting.lv возможно только с разрешения администрации портала и только при наличии активной ссылки на источник.